Текущее время: 27 фев 2020 08:36

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 133 ]  На страницу Пред.  1 ... 3, 4, 5, 6, 7
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 16 мар 2015 05:46 
Не в сети
* супер-абориген*

Зарегистрирован: 11 окт 2014 17:48
Сообщения: 824
Откуда: далеко, но город то нашенский ( В,И,Ленин)
.... опасные вы люди...
запугать такого талантливого человека(попавшего МАШИНОЙ в жигули в Хабаровске) что он аж пристегиваться начал и спидометр нашел..
поди сзади с битой сидели
Алексей,пишите чаще!
а вот, волшебное слово забыл-Пожалуйста


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 02 апр 2015 09:56 
Не в сети
*АБОРИГЕН-долгожитель*
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 май 2010 14:45
Сообщения: 4026
Откуда: Советская Гавань
Откуда: Дальний Восток
Очкар Аркаджио, припечатав раритетную ведрень, с сияющей миной изрёк: "Лох я печальный!" Несоответствие слов и довольного вида здорово бросалось в глаза. Изречение я взял на вооружение - вечно все эти жуткие люди учат меня плохому, в том числе не убиваться по любому поводу!

Однако нужно продолжать о семействе Симпсонов. Несмотря на это утверждение, о них опять будет лишь вскользь, но связь неоспорима! Долгих восемь месяцев - период, казалось бы, небольшой, но яркий и запомнившийся, долгих восемь месяцев - я был оторван от вольницы, когда ни начальников, ни подчинённых. Не скажу, что это было потерянное время. Это был опыт, тот самый, который сын...

Напарники.

“Ниссан”, по праву ставший самой проблемной моей машиной, уже даже не тихо, но очень активно умирал. Даже “в ноль” работа уже едва сходилась. Заначка таяла на глазах, наводя на печальные размышления. Ведрище следовало немедленно менять, но никак не удавалось изыскать источник. Источник презренных дензнаков. Была весёлая песенка:
…Я, я, всем и каждому скажу –
Я, я, я секретов не держу…

Я и не держал, жаловался на судьбину в своей излюбленной манере, с хихиканьем и придуриванием. Не скажу, что подобная привычка завелась у меня осознанно, с некоей продуманной целью. Нет, так было всегда – мать-природа, видать, привнесла этакий антистрессовый заслон. Некоторое уныние мне, конечно же, знакомо, но вот такое понятие, как депрессия, практически чуждо. А чего нам, дурачкам?!

С течением прожитых лет, однако, не смог не заметить полезности именно такой линии поведения. Ведь слезливо стенающие жалобщики, преданно заглядывающие в глаза просители, как правило, у людей вызывают стойкое желание не то, чтобы отбиться от докучливых обращений, но вовсе уклониться от общения. Поэтому слезницы о неудачливой жизни должны быть по-петровски веселы и придурковаты. Люди, чувствующие отсутствие притязаний на свою собственность, а, главное, на свободу своих действий, всегда более лояльны. Можно сколько угодно клясть человеческую жёсткость и бессердечность, но на самом деле, готовых предложить свою помощь при нужде великое множество, надо лишь, чтобы человек родил желание помочь сам, без какого-либо принуждения или назойливого выклянчивания.

Поскольку с Костей мы обретались на одной территории, то он был совершенно в курсе моих затруднений.
- Если, - говорит, - драндулет твой крякнет, то иди ко мне водителем.
- Но ведь у тебя Иваныч! – Иваныч у Кости, действительно был.
- Да надоел он мне уже, выгоню его к бабушке.
Не очень было вежливо подвергать Иваныча подобной угрозе, но своя, как известно, рубашка… Тем не менее подобное решение означало поражение в статусе единоличного кулака, и я из последних сил держался. Даже решил подшаманить приболевший подрамник будки. Но, сняв будку, обнаружил на раме две новые трещины, уже какие-то там по счёту. Со сломанной рамой машина уже не совсем машина, от очередной сварки было решено отказаться, и над Иванычем впервые сгустились тучи. Но Костя рассудил иначе:
- Вы будете гонять вдоём с Иванычем, а я буду боссом!
Растут люди! Факт этот не может не радовать … пожалуй, это утверждение всё же спорно, уж больно много встречалось случаев с обратной реакцией. Но я жабой никогда избыточно не страдал, а в моём положении это был очень неплохим вариантом. До этого я Иваныча знал лишь мельком, и пришёл день знакомства. Свежеиспечённый босс нас представил и удалился глобалить. Иваныч жутко обрадовался свежей жертве – езда в паре с хозяином машины то ещё удовольствие – и немедленно вручил мне шприц.
- Ты мажешь машину, а я убираюсь в кабине.
Здравствуй, новая жизнь, здравствуйте, её реалии! Что, кулацкая морда, давно тобой не командовали?! Ха! Нашли, чем пугать, ведь я учился в ремесле, и, как и положено, служил в армии, а потому порядок вещей мне известен. Кроме того, наведение чистоты, как у форменного засранца, вызывает у меня стойкое отторжение. А что там смазка? Мало того, что дело очевидно полезное, но и, если разобраться, не хлопотное. Одеваешь дерюжку, пятнадцать минут позора, и – свободен! Это даже мой наследник давно уже осознал. Но и тут не срослось. Иваныч посетовал на негорящие красотульки по будке:
- Эх, вот бы электрика, но ведь Костя не захочет платить.
- Да можно посмотреть… - как раз в том самом ремесле на электрика меня и учили все два года.
- А ты что можешь?
- Могу немного, - скромность не главное, что меня украшает, но одно из.
- Так, может, поглядишь?
- Сегодня вряд ли получится, надо ещё помазаться, давление в колёсах глянуть, пятое-десятое… - я ж не вру, что в армии служил!
- Да я сам всё прошприцую, ты посмотри.
Обрывов нашлось всего два, но, как вы понимаете, время это заняло изрядное, со вздохами и усердным наморщиванием лба, с демонстративными матами и стенаниями на запущенность вопроса. На всякий случай засветил только одну сторону, оставив вторую на следующий раз. А как вы думали, электрика – это вам тюхли-мухли?! В армии, повторюсь, служил, порядок знаю!

Вот и стали мы гонять с Иванычем. Был он старше меня лет на пятнадцать, любил джинсовые костюмы, за что Андрейка звал его старым рокером, рост имел невеликий, а уши смешно торчащие в стороны. Человек, как человек. Довольно быстро я понял, отчего Костя хотел от него избавиться. Не беда, что он жутко вонял одеколоном, может, таких, как я, нефлаконящихся, не так уж и много - терпи, раз выпендриваешься! Ездить мы начали с ним весной, как раз пошли саранки, и красные, и жёлтые. Иваныч задыхался от умиления, надирал домой букет (он был недавно вновь оженившимся), отрезал верх у пластиковой бутылки, засунув туда черенки, всё это благополучно текло на тряпошный пол, вызывая неизгоняемую сырость в кабине. Потребляемые им сигареты “Максим” источали невыносимую вонь. Покурив непосредственно перед сменой, он, забравшись в спальник, немедленно опять требовал пепельницу, и дул мне эти миазмы в затылок.

Будучи патологически неравнодушен к противоположному полу (да разве ж у кого подымется рука бросить за это камень?!), он зависал в кафешках на неприличное время, канюча у девок номера телефонов, и, видимо, именно в этом успехе находя подтверждение своим неоспоримым мачо-данным. Это называлось “поесть блинчиков” .
- Разбуди меня возле чифаньки, я блинчиков зайду поесть, - и жди его там час!
Как-то вёз я в Хабаровск на побывку свою маленькую тогда ещё доню. Малышка сворачивалась клубочком, и ей вполне хватало для сна пассажирского сиденья. Она засыпала, просыпалась, кабина в десятке широкая, но можно было дотянуться укрыть её или погладить, если вскидывалась во сне. В очередной раз проснувшись, она, с совершенно детской тягой к справедливости, возмущённо спросила:
- А чего это ты едешь всю ночь, а Иваныч спит? Пусть он тоже едет, а ты отдохни!
- Тс-с-с! Тихо, не разбуди лихо! – мы как раз подъезжали к чифаньке.
Ей очень нравилось, по нашему примеру, делать ручкой встречным машинам, откуда охотно махали человеческому детёнышу в ответ, но Иваныч некоторые попытки пытался пресекать:
- Этому не маши – не наш тоннаж, - завидев драндулет недостойной грузоподъёмности. Козюля вопросительно смотрела на меня.
- Маши, доня, всем – не жалко! – вот это её вполне устраивало, а приветливо улыбающиеся люди изо всех подряд встречных с лихвой вознаграждали за совсем не трудное занятие.

Что касается ночной езды, то Иваныч чуть не в первый раз заявил мне:
- Я еду ночь, а на рассвете садишься ты, потому, что у меня “шторки падают”.
Здесь я категорически не согласился поддержать неоспоримые права старослужащего. Шторки падают на рассвете у всех, даже у тех, кто только что проснулся, поэтому никаких гвоздей, только вахты по четыре часа! Не вывозишь – спим оба, точка! Это же касалось и межрейсового присмотра машины – по очереди! Мы делали три ходки в неделю, дома ночевали только с субботы на воскресенье. График жёсткий. Один катается на разгрузке и ползает со шприцом, другой в это время нежится дома.

Наша недружба стала развиваться довольно скоро. Проснувшись, я просил Иваныча тормознуть, чтобы умыться. Его это жутко раздражало, и после привычного “да пошёл ты” я умывался из окошка на ходу, оплёвывая (гы, мыть кабину так и осталось привилегией Иваныча!) боковину зубной пастой. Вообще-то мне до сих пор не понятно, как сочетается привычка приставать к лахудрам с нечищеными зубами? Вероятно, фан изо рта как-то должен компенсироваться количеством пролитого на неотразимую натуру одеколона, или восхитительным послевкусием сигарет “Максим”.

Иваныч был из той известной породы людей, облечённой манией собственной значимости. В общем-то, мне по-барабану, кто и кем был в какие-то там времена, но он когда-то “держал ресторан”, и с ним внимательно советовались по насущным вопросам всякие большие начальники. Да ладно, чего уж там, чем бы дитя не тешилось… Он обладал уморительным косноязычием. Перевозимые машины мы раскрепляли ‘тАрлепами’, речка Аджаломи числилась Аджамолями, а вот машина у него прежде была не какое там ведро, а “Мусибуси Моника ” (Mitsubishi Minica – у держальца ресторана!). Тем не менее, я всё же почерпнул из его автомобильной классификации. Toyota Mark II с его подачи по сей день зову “маяк-одинадцать”.

Конечно, всё перечисленное можно отнести к придиркам, если бы не то обстоятельство, что Иваныч совершенно не умел ездить! Когда я впервые несмело намекнул ему, что водить машину следовало бы чуть иначе, то услышал безапелляционное ‘да ты ещё под стол ходил…’. Учитывая разницу в возрасте, это было вполне возможно, но во время очередной, уже более эмоциональной пикировки, выяснилось, что правами я обзавёлся много раньше, но и озвученное время Иваныч потратил без особых результатов. За наше сотрудничество мне пару раз доводилось вылетать на рытвинах из спальника прямо на панель, приземляясь на неё вместе со всеми остальными взлетевшими со своих мест предметами, после чего я стал просто бояться спать в машине.

Иваныч подходил к данной проблеме незамысловато:
- Костя сказал ехать по асфальту восемьдесят, по грунтовке шестьдесят.
Уверения в том, что и грунтовка в иных местах не чурается сотки, а асфальт двадцати, для его кондового профессионализма были недосягаемы. Устав бороться с неперебарываемым, и будучи не в силах убедить отстать свой инстинкт самосохранения, я настоял на том, что Иваныч ездит исключительно по асфальту, а я по грунтовке. Ясен перец, он не возражал, а я стал спать на ходу менее беспокойно. Грунтовки в те времена было чуть больше, но жизнь дороже. Она у нас, пусть и не всегда сладкая, но одна! Ещё до этого нововведения произошёл один типичный случай. Хоть заказчики уже и переставали таскаться в машинах, но в тот кон с нами ехала Тётя.

Была глубокая весна, с традиционным расквашенным говнищем. В спальнике сон тревожный, но привычка уже не даёт тряске и натужным переключениям прервать его. Прерывает сон, как правило, остановка. В этот раз мне довелось проснуться наискосок, вниз головой. Произошёл ощутимый тычок, после чего машина встала, а Иваныч заматерился, после чего почти без паузы потянуло “Максимом”. Стало любопытно, и я поискал очки. Понятие “проезжая часть” на строящейся дороге весьма условно, но мы стояли вообще в кювете! Если кто не в курсе, это такие канавы по бокам дороги, по которым должна течь вода, и куда реальные дальнебойчики бросают пустые бутылки и прочий мусор. Дороги ещё практически не было, но канава уже была.

Мы стояли в канаве, уперевшись бампером в каменюку, слева, на “дороге”, торчал боком утонувший грузовик, позади которого собралась изрядная колонна.
- Иваныч, бип! Ты чего сюда заехал?
- Да я кнопку нажал, а она всё равно не едет! Нафик нужно такое четыре-вэдэ!
4WD – привод на четыре колеса, но это брехня. Кнопкой блокируется межосевой дифференциал, и вместо одного колеса из четырёх крутятся два. Чуть не заплакав от бессилия, и не найдя аргументов для Иваныча (ожидающих понимания аргументов), я наехал на Тётю:
- Таня, блин! Ты то куда смотрела?! Зачем ты его сюда пустила?!
Таня оправдывалась и причитала. Десятка стояла, застрятая в канаве, едва не опрокинувшаяся набок. Понятное дело, наутро дорожники бульдозером вытянули утонувшую машину, потом ещё кого-то из непроскочивших, до нас очередь дошла едва ли не к обеду. Дураку понятно, если ты застрял сбоку и никому не мешаешь, то никому ты и не нужен! Застревать нужно по центру, перекрыв проезд, тогда желающим помочь нет отбою!

Ещё Иваныч очень любил тормоза. Ох, как он любил тормоза!!! Правда, в данном случае мне трудно быть беспристрастным, так как я, напротив, тормоза очень не люблю. Ненавижу всеми фибрами души! Главное моё правило в вождении – в гору надо ехать быстро, с горы – медленно! Лишь однажды на одной из машин мне пришлось заменить накладку по причинам, не связанным с торможением. Колодки я разводил лишь раз-другой за год, да и то, сзади, как правило, при замене сломавшихся шпилек, а впереди – шкворней. С Иванычем тормоза мы разводили дважды в месяц! Пробеги, конечно, были будь здоров, но как он любил тормоза! Нежно, взахлёб! Аджаломинские спуски с обеих сторон по шесть километров. Он нажимал педаль наверху и отпускал внизу.
- Что ты делаешь, мы ж убьёмся! Ладно, на пустой. Но ведь гружёная – минимум двадцать пять тонн. Ты идёшь на пятой шестьдесят, и постоянно на тормозах! Повороты! Представь, там, за поворотом, один лесовоз на домкрате, а второй лезет вверх. Что ты будешь делать? В сопку, или в обрыв?
- А как тут ещё??? – уши, как у обезьянки, в стороны!
- Включи третью и ползи на горном – притормаживать почти не надо!
- Да так мы будем ехать хрен знает сколько!
- Так зато доедем живыми!
Угрозы вывести на руль здоровенный такой яркий стоп-сигнал действия не возымели. Впрочем, потом Иваныч был от грунтовки отлучён, и проблема ушла. Я мстил Иванычу, не ангел же там какой! Сорок километров от Анастасьевки до взлётки состоят из сплошных поворотов. Я почти все из них старался проходить на восьмидесяти. Самому было страшно, как вы себе думаете? Но при определённой сноровке вполне посильно. Иваныч охал, не спал и дрожал! На тебе, козлина, думаешь, морду лица в окошко на ходу удобно умывать?!

Неприязнь копилась, зрела, и грозила вылиться в скорое смертоубийство.Мне редко снятся сны, но в тот период снились часто, и все сплошь про Иваныча! Иваныч занимал все мои мысли, я совсем разучился придуриваться, сделался дёрганным и раздражительным. Кабина грузовика – слишком маленькое жизненное пространство, ужиться в нём двум людям нелегко, а ещё тяжелее, когда они не ладят. Мы с Иванычем не ладили. Совсем. Я начал подумывать о смене работы. Вариантов было совсем мало, они не устраивали по разным причинам, и внутренне коричневое вскипело – а чего это я должен уходить?! Почему я-то? Вспомнились Костины слова “вот выгоню Иваныча’. Стла я на Костяна наседать – нету, мол, терпежу, за три месяца из меланхолического сангвиника сделался холериком, на людей скоро бросаться стану. Костя обещал вопрос решить, но всё откладывал, откладывал…

Короче, Иваныча я съел. Выбрал случай. Подкараулил. Понятное дело, сподличал. На красивое словцо я всегда был падким. Вот тут встретилось: “Никакой принцип не может оправдать подлости и предательства, да и всякое предательство – волосатая гусеница маленькой зависти, какими бы принципами оно не прикрывалось”. Утверждение тяжеловесное и небесспорное, но у Искандера оно относится к совсем непохожей ситуации, однако факт совершённой подлости отрицать глупо, хоть и возражу Фазилю Абдулычу, ведь завидовать Ианычу мне было не в чем, просто хотелось спокойствия, а принципов, вроде, и не было никаких. Строго говоря, принципы какие-никакие у меня всё же есть, и при нашей последней ссоре с Андрейкой он на их “придурошность” не преминул указать, но это совсем другая история. А что до предосудительности подлости… Это ведь чужую подлость мы готовы клеймить и обличать! Собственная подлость – совсем другое дело! У неё всегда есть веские причины, достойные объяснения. Что, не так?

Мобильники уже были. Была моя очередь мазаться и разгружаться, я первым сел за руль. Позвонил Иванычу – буду через тридцать минут. Подъехал к его дому. Сеть, наудачу, нестабильна, звонок не проходит. Вот он, случай! Отстоял честных сорок пять минут, отзвонился Косте:
– Не берёт, мля, трубку, я поехал.
- Не вывезешь ведь поездку?
- Может, и не вывезу, пополз.
Поездку я не вывез, проспал дорогой, опоздал и грузился два дня.
По прибытии встречали оба, и Костя, и Иваныч. Иваныч укорял, Костя отводил глаза. Он был тогда так же робок перед жёсткими решениями, как и я. Засранец! Пришлось мне заявить, что с “этим” работать больше не буду. Иваныч остался без работы, я сделался растоптанным совестью, но облегчившимся, Костя устроил Иваныча к своей тёще (Тёще) на Камаз по причине “мне его жалко”.

Посмотрел сейчас на всю эту писанину, и выходит, что Иваныч гад несусветный, и не оставил он ни одного светлого в памяти пятна! Это неправда. Было, было пятно! Случай этот я уже живописал, но непременно следует повториться, коль уж россказни все собраны в одном месте. Итак, было начало июня, и мы возвращались из Комсомольска. Грузились там пивом и сигаретами (Максим, наверное, тоже там был), а бумажки нам писали на растительное масло. Это у них там, в Комсомольске, мулька такая. На будке пломба. Останавливает на комсомольком посту перед мостом гаишник, с сожалением смотрит на пломбу, и невдомёк ему, что будка – бабочка, и опломбированные задние двери вовсе не мешают поднять любое крыло и в подлоге хитрых перевозчиков укорить!

Что там этот Комсомольск, три часа, и Лидога. Весовая. Машина встала, дверь хлопнула. Иваныч, понятное дело, пятихатку понёс, я, понятное дело, проснулся. У нас перед спальником, вместо шторки, висел красивый такой синий флаг “Балтика”. Солнце не очень загораживает, но и в глаза не светит, а тут и вовсе поздний вечер, темно. Проснулся я от остановки, но и организм на неё, понятно, отозвался неотложной потребностью. Накинул шлёпки, вылез и приник к колесу. А ну, вспоминайте, какая ж это приятность – излить накопившееся! Тут, гадский потрох, машина дёрнулась и тихонько пошла. Э, э, у меня-то самый процесс! Ну, Иваныч, ну, шутник, никак у него чувство юмора наконец-то проклюнулось?! Машина пошла, мокрота с колеса на баки, на задние колёса, опять в свежую лужицу… Всё, быстро имущество прячем – на весовой тётки! Успел!

Успеть-то успел, но тётки-то тёртые, увидали, распознали зассанца – скалятся! Прастити-извинити! Ни винаватая я – эт Иваныч! А у Иваныча-то, оказывается, с юмором по-прежнему не очень – и попёр, и попёр, и попёр… Совсем уехал, мать-перемать! Тётки ржут, я возле лужицы стесняюсь, в шлёпках на босу ногу, да в маечке прохладно! Это вам не юг какой, июньские вечера бодрявые! Тут подъезжает с нашей стороны Серёнька Юдашкин. Тоже ржёт, гад! Потом, давай, говорит, догоним. А меня дурь взяла, да ну, шутит, мол, Иваныч! Не хочешь - как хочешь! Час я у Серёньки гостевал, кофей распивал, курево халявное курил. Не едет никто в нашу сторону, как назло.

Приехал всё ж грузовик ванинский, ребята малость знакомые, подобрали, поржали (гады проклятые), но взяли с собой. Я их погоняю, вдруг, говорю кинется за флаг, а меня нету! Он же в возрасте, сердце там какое или ещё чего… Догонишь его, ага! Час прошёл, да и Костя ему велел по грунтовке шестьдесят идти… На шестьдесят втором гляжу – знакомое ведрище навстречу едет, моргает моргалками. Остановились. Сижу, держу марку. Иваныч бежит не к водителю, а к пассажиру, ко мне то есть.
- Вы по дороге мужика в очках не видели? – это кто, я мужик? Да я всю жизнь пареньком числился, чёрт ушастый!
- Ты с дуба рухнул? – отвечаю, - тут тайги шестьдесят километров, всех мужиков в очках давно медведи поели!
- А, это ты!!! – иванычевой радости не было предела. Сердце или ещё чего, вроде, тоже выдержало, можно глумиться. Потом уже, когда перелезли-развернулись, - я же с тобой разговаривал, какой перегруз, говорил.
- Да? А я что?
- А ты молчал…, - я и молчал, если кто не в курсе, вещи несовместимые!

Вот такое было пятно. Похожую историю мне совсем недавно рассказали. Ехали двое, один в спальнике спал. Ездок притомился, но и напарника будить постеснялся. Встал у кафешки, и в руль рогом. Отдыхавший проснулся, глядит – чифанька, вылез, пошёл лимонадику купить. А тот, видать, от хлопка дверью проснулся, и с нова попёр. Этот с лимонадиком выходит – никого! Телефон в машине, номера своего, лох печальный, не помнит! Вообще номеров никаких не помнит, помнит, только (вот есть же люди!) тёщи своей номер! Вернулся в кафешку, попросился позвонить, тёща, говорит, дорогая, позвони на мой телефон, который я не помню, скажи, что я здесь, как дурак, с лимонадом!

На Камазе, по слухам, пятьдесят три точки смазки. Иваныч продержался у Тёщи около месяца, потом исчез. Работы было много, и я ждал нового напарника. Не слишком долго.

_________________
Алексей


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 02 апр 2015 14:04 
Не в сети
*АБОРИГЕН-долгожитель*

Зарегистрирован: 22 апр 2009 12:25
Сообщения: 8053
Откуда: Алексин71
Откуда: Алексин71
:vo: :vo: :vo: :vo: :vo:

_________________
С уважением Алексей!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 23 апр 2015 09:51 
Не в сети
*АБОРИГЕН-долгожитель*
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 май 2010 14:45
Сообщения: 4026
Откуда: Советская Гавань
Откуда: Дальний Восток
Напарники. Продолжение.

“Вот люди! Все они таковы: знают заранее все дурные стороны поступка, помогают, советуют, даже одобряют его, видя невозможность другого средства, - а потом умывают руки и отворачиваются с негодованием от того, кто имел смелость взять на себя всю тягость ответственности. Все они таковы, даже самые добрые, самые умные!..” Итак, я изгнал Иваныча. Не скажу, что все тут же от меня отвернулись с негодованием, руки, может, и умывали – зачем с грязными ходить? Но цитата, как мне показалось, очень к месту. И пусть слова эти написаны очень молодым человеком, которому, впрочем, и не суждено было состариться, но ведь в классики кого попало не берут!

Костя из сострадания притулил Иваныча к Тёще. Но та сострадания не знала, буквально реализуя термин “потогонная система капитализма”. Её Камаз должен был выйти в ночь, одолеть до утра шестьсот километров, день водитель изображал в одно лицо грузчика, следующая ночь на обратную дорогу, с тем, чтобы к началу рабочего дня встать на выгрузку. Это трудно, никаких шуточек. “Васильевна, мы в колонне!” В отличие от японского ведрища, которое в основном достаточно помазать и развести раз в две недели колодки (некоторые придурки ещё и в кабине моют!), в Камазе почти всегда надо что-нибудь покрутить, а то не поедет. Частенько уже на следующий день снова стахановский рейс. При одном человеке. Однако, когда Иваныч по-английски покинул Тёщу, совесть моя сделала отметку “слабак” и угомонилась. Совести для успокоения всегда нужно за что-нибудь зацепиться.

Иванычу кличку так и не дали, да он и в отчестве самодостаточен. Но вот отсутствие прозвища у Андрея является явной потерей для настоящих записок, с уже сложившейся в них традицией обзывательства. Собственно, я не придумываю прозвищ никому, приводя уже имеющиеся. Фамилий не употребляю сознательно, исключая, конечно, этого вашего сраного корешка Макарова, но здесь тоже всё не просто, а имена так часто повторяются, что никак без прозвищ. Как, к примеру, различать трёх разных Ром? Элементарно! Есть Рома Лео, есть Рома Атас, а есть Рома Маленький Человек С Большой Головой, иногда просто Рома Большая Голова. Сразу всякому ясно, о ком идёт речь, не так ли?

Андрей имечко тоже совсем не редкое, но вот, при наличии у него в тёзках Тимаша, Симпсона, Кузи или Мартына, не было у него погоняла, не было, и всё тут! Ничего не поделаешь! А в телефоне у меня он и по сей день числится, как “напарник”. Придётся обходиться столь скудным арсеналом. Меня всё подмывает опубликовать свою телефонную книжку. Нет, Люськи Большие Сиськи там не найдётся, просто у меня нет такой знакомой, но всё же кой кто встречается. Поскольку мне по совместительству частенько приходиться исполнять обязанности справочной, то бывают такие переговоры.
- Есть кто сегодня на погрузке.
- Да, один должен быть.
- Кинь номер.
- Щас.
- Ты чего мне прислал?! Это что за “отморозок Миша”? Ты кого мне суёшь?
- Нормальный парень, не боись!
Ну а как мне отличать с десяток знакомых Миш, фамилий которых мне в жизнь не запомнить?! А с Мишаней мы ехали раз в паре. Лето, жара, у него на голове красная пиратская бандана, все четыре зуба постоянно радостно скалятся. Выклянчил у меня запаску с условием “отберу, если что”, затем безнадёжно отстал по причине сексуальных домогательств к какой-то придорожной лахудре (тьфу, блиа!), а когда я уже соскучился в тайге с пробитым колесом, нарисовался, вернул мне моё, и доехал триста кэмэ на одном колесе вместо спарки. Что, не отморозок, где я наврал?

Однако я сильно отвлёкся. Кроме скверной памяти на числа, я ещё и лица плохо запоминаю. Как выяснилось после обменов любезностями, мы с Андреем в один день пошли в армию, и в одной компании провели тот нетрезвый день с чоканьями во дворе военкомата, потом перелётом до Хабаровска и довольно потешными скитаниями в поисках пересыльного пункта под предводительством совершенно синего майора. Теперь мы стали напарниками. И, о! Теперь наступила моя очередь быть “иванычем”! Очень бы хотелось заявить, что я, в отличие, и протчая… Ни фига! Гнобил, да. Правда, не в виде привычной дедовщины: кому хватать грязное, а кому лежать на чистом. Настрадавшись с любителем тормозов и ям Иванычем, давай наседать на него со своими взглядами на вождение.

Скажем, есть у нас такой участок по Гобилям – шесть километров, семь мостов. Речка петляет по распадкам, а за ней и дорога. Мосток, с поворота подъём, спуск, с поворота въезд на следующий мосток, и по новой.
- Едь, - говорю, - как таракан. Залез на бугор, а к мостку сползай медленно, чтобы прицелиться в него без торможения, словно бы сейчас зима.
- Нафига? – и удивлённый, чего-то, такой!
- Потому, что зимой все придурки перед мостом тормозят, метров на тридцать лёд, а мосток узенький, и юзом не все попадают, кто и через перила в речку летит, поэтому перила на мостах бывают только до начала зимы.
- Так зимой я сразу начинаю по-другому ездить, не как летом, осторожней! – и улыбается так издевательски!
- Это ты думаешь, что ты ездишь по-другому, а твой организм рассуждает по-своему! Ездим ночами, вечно в полукоматозе, и в таком состоянии мозги отдельно, организм сам по себе. Я, правда, через перила не летал ни разу, но сколько раз на грани был, пока такую тактику не избрал. Тише едешь, быстрей приедешь, и тормоза заодно не сотрёшь.

И возражает, смотрите-ка! А педагог-инструктор из меня никудышный, возражения вызывают у меня обострение ора голосовых связок. Драгоценную свою супругу я ездить, во избежание развода, бросил, сдал на курсы, пусть сами мучаются! Детёныш, не решаясь ору моему противостоять, много натерпелся, но, вроде, неплохо рулит. А вот напарник меня разочаровал! Вот до ора когда дошло, он, нет, чтобы в ответку хайло растопырить – дудки! Этот гад надулся, и давай молчать! Да как такое можно себе представить? Как человеку после такого жить? Чего орать-то, если тебе никто не перечит, а рожи только строит? Нет, я в курсе, что прекрасную нашу половину это не останавливает, но, напротив, к ору ещё более напористому подвигает. Но ведь я-то, подобно деду Щукарю, “какой-никакой мущщина”! “Смотрите, завидуйте, я – гражданин, а не какая-нибудь вам гражданка!” Словом, ругаться с Андреем было неинтересно, поэтому пришлось совсем не ругаться. Жаль, очень жаль! Как тут было не вспомнить со слезой Иваныча? Вот уж мы с ним дискутировали – стёклы звенели! А вы говорите – не было светлых пятен!

Так и стали ездить, словно дураки, тихо и спокойно. Я перестал из спальника вываливаться, и стал ездить и по асфальту тоже. Конечно, вред один от такого напарника. Ко всему, жена его, изготовитель тортов в кондитерском цехе. Каждую поездку, а мы по-прежнему держали темп в три рейса в неделю, она клала ему в тормозок нечто, называемое “калабахой”. Обрезки бисквита, смешанные с кремом и орехами, и всё это сформировано в нечто приличных размеров шарообразное. Он резал её на честную половину. Справедливость – это то, что всегда меня привлекало! Однако на пятый-десятый раз я с глубоким неодобрением отметил про себя, с каким аппетитом напарник поглощает свою часть калабахи. Ведь кроме собственно справедливости, меня также очень занимает вопрос её установления.
- Слушай, паренёк, тебя твоя жена, тёзка моей, всю совместную жизнь балует тортоизделиями, и ты должен быть уже изрядно пресыщен подобными излишествами. А вот я, к примеру, тортов каждый день трескать не привыкший, то есть обделён судьбиной. Значит, по справедливости, мне надо резать две трети калабахи, а тебе одну! – вот кто тут найдёт щербатину в моих рассуждениях? Но этот гад нашёл!
- А я за годы уже привыкший к данному продукту и не могу практически без него жить. Это мне надо две трети!
До чего у нас живёт злобный, беспринципный народ! Лютой неволей пришлось смириться с жалкой половиной. Что это, как не подтверждение того, что никакой справедливости в жизни нет? Увы, чья калабаха, тот её и делит. Кысмет.

Подобно Иванычу, Андрей презирал умывательную процедуру. Видать, он просто не знаком был с Ксюней, да тогда она, кажется, ещё едва только народилась. Человеческий детёныш не только был сведущ в счёте, но и утверждал на полном серьёзе, что утром надо “цистить гляза и мить зюба”. Вечером, в общем-то, тоже, но хотя бы раз непременно! Зюба я мил в одиночестве, а Андрей оставлял эту глупость до возвращения домой – подумаешь, полтора суток, не отвалится ничего. Но ведь как мы интересно мы устроены – то, что раздражает нас до безумия в одних, другим спускается без раздумий. Одно и то же у одних определяющий недостаток, у других же – милое чудачество. Впрочем, чего тут напрягать себя раздумьями, ведь встречаются же, пусть и нечасто, люди и без недостатков, и без чудачеств. Я, например, кхе-кхе.

Впрочем, некоторые недостатки мне всё же присущи, но я, честное слово, не виноват. Сменились мы с Андреем как-то поутру, а организм мой дал несильный сигнал, что вот, не мешало бы, но ещё не совсем пора… Ехать до Комсомольска было часа три, терпеть нужды никакой не было, я и попросил напарника, проехав комсомольский пост, тормознуть на полпути до города, и толкануть меня во избежание. Там, за постом, такие дивные кусточки, в самый раз, не бегать же по базовским бездыханным толчкам. Он согласно кивнул, и я залез за флаг “Балтика”, через который Иваныч разок со мной разговаривал.

Машина встала, я проснулся. Вот же, думаю, дали боги безбожнику такого замечательного заботливого напарника! Дверь хлопнула. Всем надо, понятное дело. Организм, стремительно просыпаясь, уже безотлагательно настаивал на своих неотъемлемых правах. Вылезши из-за флага, вместо безлюдной приамурской пустоши с гостеприимными кусточками я изумлённо обозрел центр города. Через дорогу большой строительный магазин, а паренёк на то время устраивал дома грандиозный ремонт, снующие нарядные люди… И организм уже не просто настаивает, но даёт последнее китайское предупреждение, и до базы потерпеть не желает ни в какую! Что ж, было у нас ведёрко в будке, новое совсем… Паразит застал меня уже опустошённым. На вялые мои, по причине отсутствия всякой теперь уже срочности, наезды весело рекотал. Ко всему он там приценился, всё посмотрел, а мне пришлось разориться на новое ведёрко. Одно успокаивало, что халявщик, обследующий бесхозное ведёрко на обочине, найдёт его не пустым. С добром уже.

Как-то ночью сдулось у меня колесо. Повздыхав, пошёл крутить, Андрея будить не стал. Подумаешь, колесо! Он выполз, когда я уже собирал инструмент. Надулся, чего, мол, меня не разбудил. Пытался ему втолковать, что колесо менять так и так час, вдвоём выиграем не более пятнадцати минут, нет смысла разрывать напарнику, которому через час меняться, сон. Другим разом колесо сдулось у него. Я, конечно, как от всякой остановки, проснулся, и улыбнулся в полудрёме довольно – вот сейчас он колёсико поменяет, а я понежусь, скоро мне садиться. Ага, щас! “Сова вставай – медведь пришёл”. И после этого мне, инвалиду, только половину калабахи!

Потом Костя отнял у нас флаг. Отнял синий, дав взамен белый. Какой моральный человек будет ездить с белым флагом в качестве шторки вместо синего?! Но как его победишь? Босс, вашу мать! А ездили мы в одно местечко по пиво. Склад в старом цеху, под потоком кран-балка, а на гаке флаг. Синий! Раскрутили мы местных на этот флаг. Тётки маленько повыкобенивались, но когда Андрей в качестве взятки посулил им торт, устоять не смогли. Калабахи в тот раз ему дали две, вот только непонятно, почему только в тот?! Ведь легче было бы делить, проще! Пивные тётки на калабаху попытались обидеться, мол, какой же это торт? Но, распробовав, отошли всей душой. Подумаешь там кран-балка, берёшь пульт, нажимаешь кнопки, она туда-сюда шевелится. Но не в этот раз! Ввиду перехода помещения из производственного в складское кем-то были проведены коварные изменения в подаче электризмы. Разобраться я, несмотря на своё проклятое электрическое прошлое, не сумел.

Местные, поскольку калабаха была уже необратимо надкушена, предложили жуткую альтернативу. Карщик поставил один поддон пива на другой, поднял вилы на всю, и вроде, встав сверху, можно было бы достать. Я, как поборник справедливости, пытался от геройства отмазаться по причине инвалидности по зрению и боязни высоты. Да я вообще всего боюсь! Сволочь же эта выдвинула очень трудный аргумент – я принёс калабаху, ты лезешь на верхотуру. Можно было бы попытаться опровергнуть, но карщик нервничал, с исчезанием наличия тортоизделия тётки теряли интерес к исполнению договорных обязательств. Пришлось мне.

Залез на два поддона, этот отморозок поднял чёртову машинку на всю катушку. Где у цеха пол, и где кран-балка! Ясное дело, распластавшись и даже сидя не получилось, пришлось встать во весь свой немалый сто семьдесят два сантиметра рост, и ещё на цыпочки. Всё это пиво под ногами шевелилось! Было очень высоко и очень страшно! Может, тогда я начал седеть? Какие-то ушлёпки примотали проволоку к гаку словно с целью пресечь поползновения летающего ворья, видимо, целыми днями рассекающего крыльями воздух подпотолочья! Но отрекаться было поздно, я его-таки добыл. Когда меня вернули на твёрдый пол, флаг мне был совсем не нужен. Кстати, ваш этот босс пытался и на него наложить свою алчную руку, но тут-то он, конечно, обломился.

В декабре затеплилась надежда на моё возвращение в ряды кровососов-единоличников, и Андрей закручинился – вот уйдёшь, подсадят мне какого-нибудь козла. Но я беспринципно радовался грядущим переменам, и даже двумя третями калабахи меня было уже не свернуть. Окончание этого периода ознаменовалось очередным выступлением спинного мозга. Мы с Андреем поставили полную бочку с бока на-попа, и неудачный наклон привёл к прострелу. Принесли меня домой, бросили в прихожей, потом меня пользовал мануальщик кореец, а первого января я с полным карманом денег сел в полупустой поезд и поехал к новой жизни.

Года через три напарник ехал со мной домой из Хабаровска. Тут я уже был не просто иванычем, но прямо кум королю, сват министру. Припух до того, что в кафешке хлопнул капельку, а Андрей сел за руль. Надо заметить, что в спальнике в своей машине на ходу я не спал ни разу. Кроме детёныша, на моих машинах почти никто не ездил. Задрав ноги на панель, изображал вальяжный сон. Остановились по зову. Отозвались на зов, продолжили путь. Километров через пятьдесят Андрей повёл себя крайне странно – охлопывал карманы, бормотал неразборчиво и непечатно. Я поинтересовался. Как выяснилось, при предыдущей остановке у него из бокового кармана вывалился бумажник с документами. Ну как можно в таких ненадёжных местах держать свои портомонеты?!

Развернулись, понятное дело. Тормозили мы на расширении у отворота к деревне, но ввиду зимы и темноты народу там не шлялось. Лопатник мирно лежал рядом с жёлтым снегом, было малость досадно за потерянное время, ну да и чёрт с ним. По окончании ровной дороги паренька я от руления безапелляционно отстранил, а глубоким ночером, когда веки мои уже грозили непонарошку смежиться, остановился с объявлением “спим”. Напарник пытался было влезть за рычаги, но я был непреклонен:
- Когда я по-настоящему сплю, никто не едет.
- Да ты что, мы же с тобой полгода проездили вместе! Не доверяешь?
- Вместе мы ездили на дядиной машине, а за эту я должен больше, чем вешу! Что случись, и что нам с тобой, всю оставшуюся жизнь ходить и не здороваться? Спим.
- Да мне к восьми утра надо дома быть.
- Иди. Тут недалеко, километров сто пятьдесят.
Было недалеко, но очень холодно. Напарник надулся, я уснул.

Во время позапрошлогоднего наводнения стоял я в грандиозной очереди на понтонный паром. Андрей разыскал меня в толкучке попрощаться. Дезертировал, гад. Сел в машину и уехал на пеэмже к югу, туда, где всё растёт. Обнимались, а как вы себе думали!

_________________
Алексей


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2015 05:04 
Не в сети
* супер-абориген*

Зарегистрирован: 11 окт 2014 17:48
Сообщения: 824
Откуда: далеко, но город то нашенский ( В,И,Ленин)
вот могет же а!
..и с таким теплом о человеке....,что, можно подумать, что он ему- тот которого у него нет
:vo:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2015 10:32 
Не в сети
*АБОРИГЕН-долгожитель*

Зарегистрирован: 22 апр 2009 12:25
Сообщения: 8053
Откуда: Алексин71
Откуда: Алексин71
Алексей Генадьевич, спасибо, не останавливайтесь! :vo: Саше (кудосе) привет! :heart: :heart:

_________________
С уважением Алексей!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 25 июл 2015 10:21 
Не в сети
*АБОРИГЕН-долгожитель*
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 май 2010 14:45
Сообщения: 4026
Откуда: Советская Гавань
Откуда: Дальний Восток
Давно пришло время закончить беспримерный эпос о семействе Симпсонов, и уже должны были прощёлкать кнопки об Андрейке, но в гармонично текущее повествование вмешались всемогущие обстоятельства, тот самый пресловутый человеческий фактор. Мы с главным персонажем глупо и бездарно рассорились, и мне представилось невозможным продолжать своё занятие. Мог бы заявить, что не желал в свете этой ссоры сделаться необъективным, но такое объяснение не выдерживает никакой критики. Ведь в обычном своём, не растревоженном, состоянии я до того объективен, до того объективен … Просто “мистер Чёрно-белая Документальность“! Размолвки с теми, кого у меня нет, с близкими людьми переживаются непросто, и настроение было не о том. А в графомании в этой в вашей без настроения никак.

Семейство Симпсонов. Андрейка.

После нашего с Костей кабиноубийственного столкновения солнечным январским днём и последующего нервного и затратного ремонта пришла пора навёрстывать упущенное. Прошло лишь полгода после начала езды взад-назад, было сделано неприятное открытие, что даже двухнедельного отрыва от руки на пульсе достаточно, чтобы “отряд не заметил потери бойца”. А образовавшиеся прорехи в бюджете необходимо было срочно затыкать. Едва набранные кормильцы обратили алчущие взоры вовне, и осталась лишь возможность грузиться сборкой. Это теперь, когда полные погрузки являются большой редкостью, а сборка нормой, собирательство груза по кусочкам не вгоняет в панику, но даже позволяет находить некоторые плюсы. В первый же раз задача казалась архисложной и почти невыполнимой.

Считается, что плакать налево-направо о своих проблемах суть занятие предосудительное, можно прослыть занудой и нытиком, отвратив от себя всех и вся. Да, всё так и есть, если использовать плаксивые эпитеты “дай, помоги, поддержи”. Я и сам очень долго учился отвечать “нет”, и приобретённой этой способностью весьма доволен. Нет, проклинать свою судьбину следует весело, без надрыва, тогда люди предлагают помощь сами. Не знаю, может именно мне так везёт, ведь я давно подметил эту диковину – мне в жизни попадаются почти сплошь приветливые, отзывчивые люди. Эх, сдаётся мне, что за этот не поддающийся исчислению аванс , ещё предстоит серьёзный расчёт! Но к чему убиваться раньше времени?

Итак, пролил я безутешную свою слезу на Костину жилетку – да как же я осилю один, а тот возьми, да и скажи – а ты возьми Андрейку. Да, именно так и сказал – Андрейку. Они какая-никакая родня, Косте виднее, поэтому Андрейка и теперь, по истечении чуть не пятнадцати лет, Андрейкой и остаётся. Конечно, при личном обращении это звучало бы как-то игриво, поэтому в разное время использовались разные варианты: Андрон, Эндрю, Андрео, Андрюлик и даже просто Андр. Но за глаза, а также в присутствии, но в третьем лице – как раз тот порицаемый этикетом, но любимый мной случай – Андрейка очень даже подходит, как и для записи в телефонной книжке. Особенную прелесть это приобрело, когда Андрейка стал Сопляком Андрейкой! Да-да, это произошло значительно позднее.

Телефоны в карманах тогда ещё были редкостью, мы как-то спланировали всё заранее, и, слегка успокоив мою тревогу об успехе непривычного начинания, в назначенный час явился очень серьёзный паренёк с такими же, как у Кости, почти сросшимися бровями. Я спросил его строго: “Это ты Андрейка?” – и состоялось наше знакомство. При первой (и не только) встрече с людьми лучше разговаривать строго, чтобы они не думали там о себе всякого! Мы отлично отработали, оказалось, что я ещё и не особый жлоб в оплате непосильного вспомогательного труда, после чего (в том числе и по требованию моего спинного мозга) Андрейка надолго, до окончания института стал моим мальчиком. Тут снова бы хотелось предостеречь от скоропалительных выводов (впрочем – плевать, кому как угодно), мальчик – это в узком сленге грузчик, и Андрейка за всю их в моём случае многочисленность, и по сей день остаётся лучшим.

Сходство братьев не ограничивается полусросшимися бровями. Оба они отучились на физруков, оба женились на однокурсницах (Костя, правда, Андрейку переплюнул, его жена-однокурсница была также и одноклассницей), оба откосили от армии и вдарились в перевозку грузов. Сочетание верхнего образования и полной грамматической бездарности позволяет мне обзывать Андрейку двоешником, ставя ему в вину напрасно потраченные родным государством средства. На вопрос, как ему, дипломированному учителю, не совестно делать в слове по три ошибки, он, не моргнув, отвечает, что он физрук, а физруку грамотности не требуется! Кроме того, он значительную часть своего студенчества потратил на зарабатывание средств на жизнь, и вообще не моё это собачье дело! Заострю – тогда он ещё не был Сопляком.

Когда я, доработавшись до ручки, пошёл к Косте в наём, Андрейка продолжал исполнять обязанности мальчика, и тут произошла парочка событий, о которых грех не упомянуть. Он сделался уже не просто грузчиком, но агентом заказчиков с обязанностями закупа отгружаемых товаров, работая со значительными суммами. Тити-мити мы в те времена возили тугими пакетами, безналичные расчёты вошли в правило чуть позже. Привёз я ему раз от Тёти завертон, утро, суета, говорю – считай. А тот в ответ, некогда, мол, Тётя сопроводиловку дала. День кончился, вскрылась недостача в четырнадцать тысяч. Телефоны уже были, и Тётя на другом конце, применив эпитеты “на два раза, в четыре руки”, поставила агента перед фактом необходимости возмещения убытков. После долгих переговоров сумму ополовинили, но и половина даже для столь предприимчивого студента была тяжелоподъёмной.

Через время история едва не повторилась. Андрейка, ссылаясь на спешку, пытался отбиться от пересчёта денег, я настаивал. К слову, для недоступности проникновения в посылку в дороге принимались определённые меры (это я о возможности своей нечистоты на руку). Вскрытие показало, что сумма вновь не сходится с заявленной. Паренёк считал деньги на тот момент медленно и неумело, поэтому я перелистал их сам, и ещё раз сам. Сумма не била! В телефоне Тётя опять пыталась быть непреклонной, но наше с ней продолжительное знакомство включало также и проверенную временем способность обращения с наличными, поэтому Андрейкино благосостояние на тот раз удалось отстоять. По возвращении я пытался её усовестить на предмет возвращения юноше предыдущей неправедно навязанной суммы, но не был услышан. Коммерсанты, мля!

Андрейка оставался в неоплатном передо мной долгу не очень долго. Взамен удержания его от финансового краха он, ни много ни мало, спас меня от неминуемой смерти, и эта история вне всякого сомнения достойна пера! Мы приехали грузиться мясом. Андрейка предложил мне вести счёт, сам встал на укладку. Контора была полубандитской, под десяток грузчиков были хмурыми крепкими парнями с обветренными лицами, беспрекословно подчиняющимися старшему. Тот, при возрасте чуть за тридцать, был почти полностью седым, и имел … вернее не имел … У него было отрезано ухо. Вид его был не то, чтобы серьёзен, но почти зловещ. Груза было тонн около восьми, то есть под полтыщи ящиков, а моя способность к длинному счёту весьма ограничена. Мне нужно вставлять реплики, кривляться и придуриваться, поэтому обычно ещё до первой сотни счёт благополучно сбивается.

Молотобойцы на реплики никак не реагировали, метали по цепочке мёрзлые параллелепипеды, Андрейка за ними едва поспевал, поэтому я сбился просто так, по привычке. Невесёлое такое место погрузки, скучное. Но по окончании прозвучал стандартный вопрос – всё сошлось? Ну наконец-то! Нет, говорю, две коробки не бьёт, надо разгружать, чтобы проверить! Тут вся бригада посмотрела на меня – люблю популярность! Взгляды, правда, были … странноватые. Крепыши взглянули на седого, тот как-то шевельнул бровью, после чего они молча сделали шаг к машине. Так отчего-то стало неуютно! После второго шага этот ваш Андрейка давай поливать меня грязью (перетрухал, видать!) – да это он шутит, у него вообще шуточки придурошные! Обветренные лица обернулись к безухому, тот изобразил подобие улыбки, парни чуть хохотнули и расслабились. От горла отступило, из пяток поднялось на место, мы быстро оттуда слиняли, а засранец потом обзывал меня придурком. Трус, чего с него взять, но на тот момент он всё ещё не был Сопляком.

Получив своё блестящее образование, Андрейка поработал с годик физруком, потом обзавёлся грузовиком и постепенно вступил на зыбкую стезю перевозки грузов. Живя по принципу не хватать с неба звёзд, я постепенно перевёл на него большую часть вала телефонных звонков, что, вкупе с его энергичностью и коммуникабельностью, вероятно, послужило неким заделом для его вхождения в занятие. На сегодня он обладает небольшим автопарком, бессменный костяк его коллектива составляют два СанькА – Тяпыч и Герыч. Герыч мой собутыльник, а Тяпыч при встречных разъездах обращается не иначе, как “любушка Алексей Геннадьич”. Противно, конечно, поэтому приходится мстить “Александр Юрьичем.” Вероятно, слушатели раций слегка недоумевают, но комментариев пока не бывало.

Андрейка же не пренебрегает иной раз забежать поплакаться в жилетку. Это нетрудно, ворота наших боксов смотрят друг на друга. Иногда говорит о попытках подражать – вот всё, если, говорит, плохо, вспоминаю про тебя. У него всё рушится, денег нет, работа встала, а он ходит, скалится (это он обо мне). И я, говорит, так пытаюсь, иногда выходит. Что ж, уметь надо, долгие годы тренировки, а вот лесть, даже и такая грубая, когда тебя называют учителем, бывает приятна! Есть у него ещё прямо-таки паскудная черта. Сяду я эдак в кабине с кампутиром, залезет непрошенным – коньяк есть? Коньяк у нас, у алкашей, есть всегда, но не всегда много. Так засранец посидит ровно столько, сколько есть коньяку, а они ведь и пить его не знают как. Оторвал человека от дела, так посиди, побеседуй! Нет, коньяк кончился? Кончился. Ну, тогда я пошёл. Говнюк, разве нет?!

Однажды братья крепко рассорились на какой-то зыбкой почве, и ходили по очереди жаловаться друг на друга. Страшное дело – обзывают всякими словами, упоминают китайские проклятия. Ругал их обоих на чём свет стоит – вы же всего два брата, у вас же никого нет. Да даже если у вас какая размолвка, ведь никто не должен об этом знать. У всех должно быть, только что брат за брата, а вы во что вдарились? Они поврозь одно и то же – да мы только тебе. Врёте, козлы! Не хотите сразу мириться – не надо, но трепаться бросьте! Отошли постепенно, замирились.

Когда разлилось озеро Гасси, я как раз возвращался из Владивостока. На подступах позвонил Андрейке, как там да что. Очередь, говорит, длинная, но ты жарь в самое начало, тут все наши, мы тебе место раздвинем. Уже опустились сумерки, и очередь из машин и впрямь была длиннющей. Люди недоумённо глядели на какого-то оборзевшего, без зазрения дующего по встречке. Никто меня по дороге не убил, место мне и впрямь организовали, а вот коньяк мой им был уже практически не нужен. И комары нипочём этой пьяни болотной!

Чуть не забыл, как же Андрейка сделался Сопляком. Вышло совершенно случайно и без видимой причины. В телефон он обычно отзывается эдак нараспев “Лёняаа, привееет!” Привет, так привет, хоть я и не совсем Лёня. Но раз было очень хорошее настроение, ответил ему – зови меня “Алексей Геннадьич”, сопляк! На что тот тут же ответил – простите, сопляк Алексей Геннадьич! Эх, как мне потом стало нравиться! Ну, согласитесь, что Сопляк Андрейка звучит куда лучше, чем просто Андрейка! Особенно при том, что из сопляковского возраста он вполне уже вышел. Гипербола! Или метафора… Да чёрт его знает, весело, и всё тут!

Да, а потом, много позже, мы с Андрейкой разругались. Тоже случайно, и тоже без видимой причины. Так бывает между своими, увы. Речь зашла о моих придурошных принципах, я был непреклонен, он взъерепенился, слово за слово, я сделал то, чего делать не стоило – наложил на юношу епитимью. Пока, мол, не принесёшь своих извинений, и протчая… Ходить, делая вид, что мы не знакомы, трудно, когда живёшь ворота в ворота. Все недоумевали и обзывались дураками. Приехавший раз Костя удивлённо поинтересовался. Ты, говорю, год от меня отворачивался, что же мне теперь, и этого год ждать? Захихикал, да, говорит, мы ж родня!

Я, конечно, злоупотреблял, а как иначе? Соберётся сопляковская шайка у своих ворот, судачат. Я им издалека – прювет, передурки! Все машут, голосят, а Андрейка хмуро так ничего не слышит. Изловил я его раз наедине. Эй ты, засранец, а ну иди сюда! Пришёл. Давай, говорю, извиняйся скорей, а то у меня каменное лицо делать уже терпежу нет! Обойдёшься, говорит! Принципы – уважаю! Потом распалили они у своих ворот мангал, вытащил меня Герыч из-под кардана, пойдём, говорит, мириться. Ох, же вы и время нашли, сволочи проклятые, у меня тут шприц, и вовсе я не во фраке. Пришлось брать свой коньяк и в мазутном виде идти. Сопляки – ничего нормально устроить не могут!

_________________
Алексей


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 25 июл 2015 11:38 
Не в сети
*АБОРИГЕН-долгожитель*
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 янв 2009 21:13
Сообщения: 8671
Откуда: SPb
Откуда: Ленинград
"Коньяк у нас, у алкашей, есть всегда, но не всегда много. Так засранец посидит ровно столько, сколько есть коньяку, а они ведь и пить его не знают как. Оторвал человека от дела, так посиди, побеседуй! Нет, коньяк кончился? Кончился. Ну, тогда я пошёл. Говнюк, разве нет?!"
:vo: :vo: :vo:
что б не кончался,и нотик не глючил :vo:

там у Вас земли раздают бесплатно?мне б кусочек,и из живности,. чтоб там с барсом...тигра не предлагайте,жрут много :la-boy:

_________________
Skype: driver 2253


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 21 авг 2019 14:28 
Не в сети

Зарегистрирован: 13 окт 2011 07:14
Сообщения: 4
Откуда: Soviet Harbor
Совсем испортился, где россказни? За 4 года то поднакопилось наверно :D


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 28 авг 2019 12:47 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 янв 2011 12:40
Сообщения: 32
Откуда: Владивосток
Откуда: Владивосток
Ждите,парни,чую новая тема появится очень скоро,хотя может и в этой будет продолжение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 04 янв 2020 20:29 
Не в сети
*АБОРИГЕН-долгожитель*
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 май 2010 21:14
Сообщения: 7870
Откуда: Светлогорск, Беларусь
Нету продолжения((

_________________
+375 29 6222ноль36(Viber,WhatsApp) либо +796019пять11ноль9


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 23 янв 2020 03:02 
Не в сети
*АБОРИГЕН-долгожитель*
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 янв 2009 21:13
Сообщения: 8671
Откуда: SPb
Откуда: Ленинград
придется писать самим....тут надо определится с жанром..типо дальнобойщик..попол на в другое время....или на землю мертвых.. где всяки трупаки хотят отсосать мозг...В другой главе ..надо пропиарить БИП бронепоезд..где обазятельно людям не свядущим ,на десяток страниц ...(оплата такая)..раскрыть ТХХ загруженного на борт оружия...
или нище брод..попал к эльфам и стал БИП магом....

_________________
Skype: driver 2253


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россказни о людях и тараканах.
СообщениеДобавлено: 27 янв 2020 08:07 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 янв 2011 12:40
Сообщения: 32
Откуда: Владивосток
Откуда: Владивосток
https://www.dalnoboi.ru/phpBB3/viewtopic.php?f=3&t=55511


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 133 ]  На страницу Пред.  1 ... 3, 4, 5, 6, 7


Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  


Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB
^ Наверх